Юридическая
фирма

19 Июля 2017

«Пока нигде в мире не определились, что же такое криптовалюты»: юрист Дмитрий Матвеев о правовом режиме токенов и ICO

В минувшую пятницу беларусскую IT-общественность взбудоражила новость о проекте Декрета о ПВТ. Если заявленные идеи будут приняты, он сделает в маленькой Беларуси большую IT-революцию. 

В частности, декрет, который сейчас «проходит согласование» в госорганах, создает условия для развития продуктовых компаний, прихода в страну инвестфондов и венчурных организаций, которые могут стать резидентами ПВТ, появления беспилотных автомобилей, частично вводит институты английского права, упрощает документооборот… Многих впечатлили пункты, касающиеся регулирования блокчейн и криптовалют. А именно: введение в гражданский оборот криптовалют и токенов, предоставление резидентам ПВТ возможности оказывать услуги криптобирж, криптообменников, привлекать финансирование посредством ICO, легализация деятельности майнеров, а в перспективе и создание в Беларуси крупных майнинговых криптоцентров…

Все это звучит очень привлекательно. Как отметил на своей странице в фейсбук инвестор Виктор Прокопеня, «если криптовалюта переживет согласования, то шума будет на весь мир». Но с согласованиями все не так просто, поскольку в мире пока никто не определился с правовым режимом криптовалют. Интересное выступление на эту тему представил Дмитрий Матвеев, партнер юридической фирмы Aleinikov&Partners, во время Blockchain Bootcamp, который проходил некоторое время назад в стартап-хабе Imaguru.

О правовом режиме криптовалют в мире

С точки зрения японского законодательства (Япония – первопроходец в деле легализации криптовалют), криптовалюты – это legal method of payment, средство платежа. В Японии криптовалюты широко применяются, легализованы биржи, которые занимаются их обменом, существуют четкие требования к работе этих бирж, кстати, вполне либеральные (уставной фонд – всего 86 тыс. долларов). Кроме Японии биткоин легализован в Австралии, в ближайшее время это планирует сделать Индия. 

В то же время с юридической точки зрения пока ни в одной из стран не определились, что же такое криптовалюты: средство платежа, имущество, накопления, основанные на криптографии? Поэтому законы одних стран просто уточняют, можно ли обменять криптовалюты и как. Законы других называют криптовалюты – имуществом. Поэтому обмен криптовалют –имущества – не предполагает, например, налог на добавленную стоимость или налог с продаж.

Дэвид Бирч, известный экономист, написавший книгу о криптовалютах, считает банки, центробанки да и сами деньги – технологиями. Как и любые технологии, они подвержены созидательному разрушению. Криптовалюты – это новые технологии, более удобные, чем обычные деньги. Этим, собственно, и объясняется феномен их популярности.

О том, что такое токен и почему важно с этим определиться

Также многие юристы полемизируют, чем же является токен? Это товар, ценная бумага, иностранная валюта или платежное средство, бонусные баллы или то, что на латыни называют sui generis – нечто особого рода, не имеющее прецедентов? Определиться с этим важно, чтобы понять: что же, например, обещает организатор ICO неограниченному кругу лиц, которые готовы инвестировать в его проект? 

Например, в США US Securities and Exchange Commission (SEC) пришла к выводу, что некоторыетокены – это субститут ценных бумаг, соответственно, они должны регулироваться Комиссией по ценным бумагам и биржам (Security Exchange Commission). То есть США как место юрисдикции для ICO, по всей видимости, выпадает из всех возможных юрисдикций, так как эмитенты ICO вряд ли решатся проходить многочисленные требования, которые предъявляются к биржевым игрокам. 

Еще одна причина, почему важно разобраться со статусом токена, – существующее мнение, что эмитенты токена не несут никакой ответственности перед держателями токенов. Это мнение ошибочно. Правоприменители многих стран говорят, что ответственность может наступить, вплоть до уголовной. 

О том, почему, организуя ICO, следует учитывать юрисдикцию

Когда стартап размышляет об ICO, один из первых вопросов – в какой стране его проводить? Дело в том, что во многих странах действует очень строгое законодательство по защите прав потребителей (Consumer Protection Act). Например, если держатель токенов решает вернуть их эмитенту, то по законодательству многих стран эмитент должен забрать их обратно и вернуть деньги. Но во многих случаях это даже технически сложно реализуемо. Одно из самых сильных законодательств, защищающих права потребителей, – в США. Поэтому эмитенты стараются максимально закрыть возможность покупать токены резидентами США.

Почему вообще так часто говорят о США? Во-первых, это страна с огромным рынком. Во-вторых, в законодательстве США есть так называемый критерий минимального контакта. Это означает, что даже если вы не планируете продавать свои токены резидентам США, но общались с возможными покупателями токенов по электронной почте или просто зарегистрировали домен в интернациональной зоне, законодатель США может решить, что ваше ICO предназначено для резидентов США. То есть американский суд примет иски от своих граждан, которые могут быть поданы против эмитентов ICO – юрлиц, которые не зарегистрированы в США. Это может стать большой проблемой. Если американские домохозяйки подают иски против Intel, жалуясь, что новые процессоры у них вызывают аллергию, то будьте уверены, иски против ICO тоже скоро появятся. 

В силу того, что в США эмиссия токенов регулируется законодательно, практически никто из юрлиц, зарегистрированных в США, не запускают ICO в США. В ЕС это делать так же сложно: в конце июня в полном объеме вступила в силу Директива №4, которая предъявляет жесткие требования по идентификации покупателей токенов и др. Поэтому многие IT-предприниматели смотрят в сторону Сингапура, Гонконга и других юрисдикций. При этом все равно остается риск, что та или иная юрисдикция решит, что ICO надо урегулировать. Поэтому риск неприятных последствий запуска ICO даже в условном Сингапуре все равно сохраняется. 

Что можно посоветовать тем, кто хочет провести ICO 

1. Ввести возможность блокировать приобретение токенов резидентами стран с «проблемным» нормативным регулированием. Это можно сравнить с ситуацией лет 10 назад, когда запускались глобальные сайты. Их создателям приходилось тщательно разбираться, на каком рынке они планируют работать. Если хотели работать с жителями Великобритании, следовало изучать законодательство Великобритании. То есть эта проблема не нова. 

2. Правильно выбирать юрисдикцию для создания юрлица, которое будет осуществлять эмиссию токенов. Правда, это все равно не нивелирует риски, которые возможны в связи с юрисдикциейтокенодержателей.

3. Консультироваться с юристами и получать юридические заключения. Потому что в некоторых странах, если вы предприняли все необходимые действия, чтобы сделать все по закону, в отношении вас, по крайней мере, не возбудят уголовное преследование по обвинению в преступлении, совершенным с умыслом. 

4. Правильно оформлять White Papers и тщательно прорабатывать вопрос, стоит ли привязывать токен к доле в бизнесе, возможным дивидендам или каким-то корпоративным правам – это рискованная с юридической точки зрения вещь, и такие схемы нужно тщательно прорабатывать.

О DAO – децентрализованных автономных организациях

В СМИ можно найти много статей о DAO (Distributed Autonomous organization) – децентрализованных автономных организациях.  Много говорится о том, что это – хороший вариант для стартапа и, в частности, нового криптобизнеса, мол, зачем создавать юрлицо? Здесь все не так просто. Потому что если нет классического юрлица, каждый участник DAO отвечает всем своим имуществом по сделкам от имени условного DAO. Хотя юрлица изначально для того и придумали, чтобы ограничить ответственность основателей юрлица. 

Второй момент: как продать DAO? Ведь жизненный цикл стартапа заканчивается экзитом. По всей видимости, никак, потому что в DAO не решен базовый вопрос бизнеса: кому принадлежат права интеллектуальной собственности. Когда мы создаем юрлицо, то делаем это для того, чтобы в одном месте сконцентрировать всю интеллектуальную собственность, чтобы покупатель или инвестор мог сделать классический due diligence: проверить, что все созданное проектом находится в одном месте. Что делать с DAO, где находится интеллектуальная собственность, – не ответит никто. Законодательство на сей счет говорит, что интеллектуальная собственность находится у каждого участника DAO, каждый является соавтором произведения, то есть каждый соавтор может заблокировать сделку по привлечению инвестиций или продаже бизнеса.

С этой точки зрения DAO нельзя продать ни инвестору, ни покупателю. Аналогичная ситуация – с приобретением долей и акций в компании, сделками M&A. У DAO нечего приобретать так как нет долей и акций, как они понимаются традиционно в законодательстве.


Криптовалюты – прогрессивные  технологии. В перспективе нам следует ожидать признания их легальности во многих странах. Также следует ожидать упорядочивания процедуры проведения ICO, вероятно, через идентификацию приобретателей токенов. Это необходимо делать в силу международных соглашений о предотвращении отмывания денег, финансирования терроризмаи др. Токены будут признаны ценными бумагами или с такой же вероятностью – не будут ими признаны. Здесь сложно дать какой-то однозначный ответ, в США они уже признаны. 

Один из самых футуристических прогнозов – введение в законодательстве ограниченияответственности токенодержателей. DAO – по сути, простое товарищество, где каждый участник отвечает всем своим имуществом. Соответственно, если легализовать DAO, логично ограничить на законодательном уровне ответственность участников, фактически, подменив классическое юрлицо – криптоюрлицом. Могут появиться распределение суды для DAO. Например, проект по созданию распределенных организаций Aragon поднял 25 млн долларов за 30 минут и разработал платформу для создания распределенных организаций, позволяющую эмитировать условные акции. В 2018 году они планируют создать Distributed Court System, которая будет разрешать споры между участниками этих распределенных организаций.

Юрий МельничекСооснователь MAPS.ME

Юрий Мельничек
Сооснователь MAPS.ME

Выдающиеся юристы с превосходным пониманием сделок в области IT, в особенности, M&A.

Юрий ГурскийПартнер венчурного фонда Haxus

Юрий Гурский
Партнер венчурного фонда Haxus

Венчурный фонд Haxus благодарит «Алейников и Партнеры» за юридическую поддержку ряда проектов фонда, осуществляемую на протяжении последних трех лет. Юристы «АП» обладают необходимой для IT экспертизой и зарекомендовали себя как ответственные специалисты. 

Виктор ТанаевскийПредседатель Дирекции ИООО "Капш Телематик Сервисиз"

Виктор Танаевский
Председатель Дирекции ИООО "Капш Телематик Сервисиз"

Мы выражаем искреннюю благодарность юридической фирме "Алейников и Партнеры" за правовую помощь, оказанную по проекту создания и эксплуатации в Республике Беларусь национальной системы электронного сбора платы за проезд транспортных средств по дорогам. В лице юридической фирмы "Алейников и Партнеры" мы приобрели надежного партнера.

Закрыта сделка M&A между Google и белорусской компанией AIMATTER

"Алейников и Партнеры" завершила сопровождение сделки M&A по приобретению Google белорусского стартапа в области искусственного интеллекта - компании AIMATTER, которая занимается  технологией распознавания и обработки изображения, а также работает над запуском нейросетей на мобильных устройствах.

A&P — юрсоветник киберспортивного клуба Virtus.pro

Юридическая фирма "Алейников и Партнеры" выступила юридическим советником по налоговым вопросам одного из ведущих киберспортивных клубов мира Virtus.pro.

Сопровождение проекта Kapsch

Юридическая фирма «Алейников и Партнеры» консультирует австрийскую Kapsch TrafficCom в рамках реализации инвестиционного проекта по созданию в Республике Беларусь Национальной системы электронного сбора платы за проезд транспортных средств по автодорогам.