Юридическая
фирма

16 Февраля 2018

Интервью Дениса Алейникова журналу "Большой": зачем Беларуси цифровая экономика и венчурная экосистема?

Фото: Алексндр Обухович

О декрете и репутации страны

После подписания Декрета № 8 у нас все спрашивают одно: когда в страну придут миллиарды? А я читаю в СМИ примерно следующие высказывания российского бизнеса: «Декрет № 8 выглядит слишком хорошо, чтобы быть правдой, это беспокоит, надо все-таки разобраться, в чем там у них подвох». Это извечная проблема бренда и репутации. IT-страна как реформа, предлагающая нашу юрисдикцию всему миру, — это новый бренд. А молодой бренд — это только обещание, обещание того, что все будет круто. А вот как будет на самом деле — это репутация. Репутация — это способность выполнять обещания, данные брендом. Репутацию нам еще нужно создавать и поддерживать — нашими делами, правоприменительной практикой. Возможно, на это уйдут годы, а потом уже можно ждать миллиарды из заграниц.


«IT-страна — бренд пока нишевый и сильно связан с брендом всего государства. И здесь уже встает вопрос инвестиционного климата и инвестиционного имиджа страны. И вещи это очень разные, хоть и звучат похоже. »


Зачем нам блокчейн?

Скептики говорят, что технология блокчейн зародилась 10 лет назад и ничего громкого, кроме биткоина, не дала. Значит, нет там будущего. А сколько лет назад начали разработки в сфере искусственного интеллекта? Тест Тьюринга появился в 1950 году, когда человек еще до космоса не добрался. А реальные подвижки в практической плоскости — прорыв в сфере нейросетей — появились совсем недавно. И сегодня, когда существуют самообучающиеся нейронные сети, которые могут обучиться, например, игре в шахматы на профессиональном уровне, кто скажет, что у искусственного интеллекта нет будущего? Мы скорее начинаем задумываться о том, что будущее белкового интеллекта туманно. Никто на сегодняшний день не знает, что принесет миру блокчейн. Возможно — ничего, а возможно — это начало новой парадигмы, глобальный технологический сдвиг, который даст миру новую финансовую реальность. И тогда у истоков этой новой реальности будем стоять мы — белорусы.

О комплексном подходе

Не мы изобрели «виртуальную золотодобычу»: Мекка майнинга — Китай, биткоин первой ввела в оборот Япония. Делать ICO можно было и из Сингапура, и из Швейцарии, и из США. Но мы первые сказали новое слово в правовом обеспечении этой деятельности. Мы собрали из каждой страны уже внедренные элементы системы, добавили необходимые правовые связи и построили комплексную правовую систему для регулирования бизнесов на основе блокчейна. Мы стали первой страной, которая ввела в правое поле смарт-контракт. Многое из того, что было уже в мире, находилось в неприятной для инвесторов серой зоне. Когда государство говорит: «да, там что-то происходит, но мы пока не трогаем, а дальше посмотрим», инвестор чувствует неуверенность. Он понимает, что сегодня так, а завтра все может быть по-другому.

kompleksnyiy-podhod.jpg

Беларусь дала инвесторам главное — правовую определенность: вывели токены из серой зоны, определив их как легальный оборотоспособный объект (иное имущество с точки зрения права). Установили базовые принципы ответственности эмитентов за выпущенные токены. Теперь каждый инвестор понимает: если токен выпущен через белорусский ПВТ, это легальный актив и в него можно инвестировать по закону. Легальность актива — это очень важно для фондов с точки зрения рисков. Это может привлечь в нашу юрисдикцию блокчейн-стартапы со всего мира.

О криптовалютной лихорадке

Криптовалюта — это естественная наживка, которая тянет в блокчейн толпы старателей. И эти толпы, ведомые наживкой, будут сильно двигать вперед развитие технологии блокчейн. И не только технологии — все будет развиваться вокруг нее. Здесь интересна аналогия с добычей золота во времена золотой лихорадки. Тогда все поехали искать золото, но в итоге развили страну. Америка выиграла больше, чем заработали сами золотодобытчики, ведь они подняли там всю инфраструктуру, всем дали работу. Вот вам и эффект для страны.

О майнинг-фермах

Майнинг-фермы пока развиваются в Китае, России, других странах — не в Беларуси, и я не уверен пока, что нам нужно эти фермы перевозить сюда. Оборудование может остаться и там, может арендоваться резидентами ПВТ. К нам надо переводить центры прибыли: с безналоговым режимом и правовой определенностью сделать это будет легко. А с принятием Декрета № 8 у нас появится и то и другое.

Переходник на мировую венчурную трубу

Собственной системы венчурного финансирования у нас нет. А к мировой подсоединиться не можем — нет переходников. Иностранные венчурные инвесторы привыкли сжигать деньги согласно международным правилам структурирования венчурных инвестиций, основанным на институтах английского права. Те самые конвертируемые займы, опционы и т. д. В нашей стране таких институтов не было, в итоге инвестор, увидев перспективный белорусский стартап, начинал делать флип — поднимать его в свою юрисдикцию (на Кипр, в Делавэр) — и там давал деньги: опять же все — в их печь. Декретом мы решили эту проблему. Ввели в законодательство Беларуси аналоги этих институтов иностранного права. Теперь структурировать венчурные проекты с участием резидентов ПВТ можно в Беларуси с учетом международных правил. Тем самым мы как бы бросили переходник от мировой венчурной трубы к нашей стране. Пока только для резидентов ПВТ. А надо, по сути, вообще для стартапов всей страны сделать.

Про экосистему

Предоставив налоговые льготы, новые направления деятельности и отменив визы для талантливых иностранцев, мы создали здесь возможность для развития очень крутой экосистемы. Интересные люди могут сделать нас ее центром по ряду направлений, центром знаний.

Про налоги

Это неправда, что налогов нет. Декрет стимулирует создание вокруг ПВТ целой экосистемы — дочерних предприятий иностранцев, которые хотят заниматься ICO, трейдингом и легально владеть виртуальными кошельками и токенами. Эти организации не освобождены от налогов по операциям с криптовалютой. Это новые налогоплательщики (смотрите схему). Что касается физлиц, то такой опыт у нас уже был при развитии новых сфер. Например, освобождены от подоходного налога доходы физических лиц, получаемые по договорам с игроками рынка «Форекс». Рынок криптовалют тут где-то близко. Вообще, по этим операциям налог к физлицам проще не применять — у нас с МНС был полный консенсус.

Сейчас из-за того, что нет налога, крупные иностранные держатели криптовалют проявляют интерес к нашей юрисдикции — хотят стать белорусскими налогоплательщиками и ничего не заплатить от дохода с криптовалют. Вот здесь стране профит, ведь налогоплательщик — это статус, который подходит ко всем видам доходов, и с более мелких доходов люди заплатят налоги в наш бюджет. Плюс чтобы получить статус налогоплательщика, надо здесь находиться более полугода, тратить здесь деньги — опять стране профит. Т. е. мы увеличиваем количество богатых людей в стране, и это хорошо.

О революции

Мы хотели, чтобы Декрет № 8 был подписан 7 ноября 2017 года. Без шуток — к столетию революции. Реально был такой план, но мы недооценили «бизнес-процессы» в госорганах. Декрет действительно революционный. И было бы круто — в день 100-летия революции провозгласить новую! На самом деле многие еще читают этот документ и только сейчас начинают понимать, что вообще происходит. Как в Беларуси такое могло произойти… Земля и космос столкнулись.

Полный текст интервью читайте на bolshoi.by